Онлайн порно шведы


Категории видео

романтика фото секс / секс с скарлет йохансон / секс скрытой кам / порно лксбиянки / порно волосаые

This website is for sale! zl-tube is your first and best source for all of the information you’re looking for. From general topics to more of what you would expect to find here, zl-tube has it all. We hope you find what you are searching for! Онлайн Порно Видео Эммы Уотсон.


Вместе с этим видео смотрят:

После девятого класса меня отправили в пионерлагерь. В старшем отряде, куда меня определили, оказались два моих приятеля – Вовка и Сережка. Они учились в нашей школе в параллельных классах. В воскресенье мы вместе слонялись по лагерю и заметили, что к пионервожатой Люське, ее подопечными были девочки пятого-шестого класса, приехал ее жених. Это был здоровенный детина, килограмм на восемьдесят. Он частенько приезжал к ней на иномарке, и ребята из предыдущей смены рассказывали нам, что Люська уходит с ним в лес и там они ебутся. Сама Люська была худенькой симпатичной блондинкой.

Мы стали следить за ними и заметили, как Люська с одеялом подмышкой направилась к автостоянке. Жених нагрузился сумками и пакетами и они пошли в лес. Мы на небольшом удалении последовали за ними. Парочка расположилась на небольшой полянке. Люська расстелила одеяло и стала раскладывать на нем провизию, ее жених стал раздеваться. Мы метров с двадцати наблюдали за ними из кустов. Люська тоже разделась и осталась в одном купальнике, потом подумала немного и сняла купальник. Жених уложил ее на одеяло и стал целовать сиськи, живот, потом в губы. Он тоже снял плавки и остался голым со смотрящим вверх членом.

Люська потянула его на себя, и через минуту он энергично задвигал задом. Через некоторое время Люська застонала и задвигала тазом ему навстречу. Он тоже вскоре тяжело задышал и стал быстро-быстро двигать задом. Потом они минут десять полежали без движения и стали закусывать. Открыли бутылку вина, и пили его из одноразовых стаканчиков. Еще позагорали, и жених опять полез на Люську. Он накачивал ее дольше, чем в первый раз, и нам показалось, что Люська два раза спустила, так она громко стонала. Потом они стали собираться, а мы отправились в лагерь.

На следующий день приблизительно в это же время мы пришли на ту же поляну и увидели, что там на одеяле лежит совершенно голая Люська. Она раскинула руки и ноги, а свою одежду положила себе на лицо. Видимо хотела загореть так, чтобы не осталось следов от трусов и бюстгальтера. Это было особым шиком.

- Давайте ее выебем, - предложил Вовка. – Вы держите ее за руки, а я ей вставлю, потом меняемся местами.

Мы тихонько подошли к Люське. Я прижал к земле ее правую руку, Сережка левую, а Вовка навалился на нее и стал совать свой дрын ей между ног. Он с трудом проник в нее и стал энергично двигать задом. Люська подергалась, потом спросила:

- Вы кто?

- Конь в пальто, - решил сострить Сережка.

- Воробьев, это ты? – спросила Люська.

У Сережки отвисла челюсть. Варианта, что Люська нас опознает, мы не предусмотрели.

- Отпустите руки, идиоты, - зашипела Люська.

Мы отпустили ее руки, она отбросила с лица одежду и грозно оглядела нас.

- Дураки, попросили бы по-хорошему, я бы вам и так дала. Ну, ты чего улегся и не шевелишься, - прикрикнула она на Вовку.

Вовка энергично задвигал задом.

- Подайте мою одежду, - продолжала она командовать.

Мы с Сережкой собрали ее халатик, купальник и шапочку и протянули ей. Она сунула это все себе под голову и блаженно потянулась.

- Вот теперь хорошо. Ты работай, работай, - приказала она Вовке, хотя он и так, не переставая, двигал задом. – Мальчики, а вы когда-нибудь ебались?

- Вовка свою двоюродную сестру ебал, а мы с Сашкой нет, - ответил Сережка.

- Значит, вы возложили на меня ответственную миссию, сделать вас мужчинами. Вот один мужчина уже получился, - сказала она, обнимая за плечи Вовку, которого разобрало, и он долбил Люську со скорость швейной машинки.

Вовка спустил и поднялся.

- Кто следующий? Саша давай, - продолжала командовать Люська. – Ой, какой у тебя длинный хоботок. Ты поглубже мне засунь, дай-ка я ножки подниму.

Она согнула ноги в коленях и обхватила колени руками.

- Ах, как здорово. Ты прямо до матки мне достаешь. Я сейчас кончу.

Она замолчала, лицо ее стало сосредоточенным, а потом она громко застонала.

- Ты почувствовал, как я спускала, - спросила она меня, - мышцы влагалища должны были сжиматься.

- Почувствовал, - ответил я, хотя мне было не до того, меня самого разбирало.

Вскоре я спустил. За мной на Люське угнездился Сережка. Когда он тоже кончил, Люська подвела итоги.

- Ну что же, мальчики, ставлю вам всем пятерки. Я тоже два раза спустила. Завтра жду вас здесь в это же время. А сейчас идите в лагерь, нас не должны видеть вместе.

- Люсь, а если будет ребенок, как ты определишь, кто его отец, - поинтересовался Сережка.

- Мальчики, я скоро выхожу замуж. У меня есть жених, который меня периодически ебет.

- Мы вчера видели, - подтвердил Вовка.

- Так вы подсматривали за нами? Ну да неважно. Если будет ребеночек, то это будет ребеночек моего мужа.

- А если он на него не будет похож?

- Это неважно. Лишь бы не негритосик родился. От такого количества спермы, что вы в меня вылили, может и слоненок родиться, - пошутила она, вытирая купальником промежность. – Вон все течет и течет. Завтра жду вас, ребятки. А то у меня здесь постоянного ебаря нет. Только жених иногда навещает, а хочется почаще чувствовать в себе хуй. Потом одно и то же надоедает. Если честно, мне и жених-то мой уже надоел, но жизнь свою надо как-то устраивать. У нас уже все решено. Меня уже и папахен его ебал.

- Ну, ты даешь, - восхитились мы.

- Да, он у него какая-то большая шишка. Как-то на выходные Вовка, это мой жених, привез меня к ним на дачу. Дача большая, двухэтажная. Мы в субботу к ужину приехали. За столом были Павел Андреевич, это его отец. Ему лет шестьдесят, наверное. Мать Софья Николаевна, ей, наверное, лет пятьдесят пять. Их старшая дочь Алла с мужем и дочкой лет пяти. И красивый мужчина лет сорока, Аркадий, как выяснилось, племянник Павла Андреевича. Я сидела между Вовкой и этим племянником, и он все время клал свою руку мне на ляжку, а я тихонько ее убирала. Прислуживала Зина, плотная, жопастая и грудастая женщина лет тридцати, их домработница и повариха.

- Современная буржуазия, - прокомментировал Сережка.

- Да, они хорошо живут, - подтвердила Люська. – Мне выделили комнату на втором этаже. Когда все разошлись спать, Вовка пришел ко мне, мы поебались и он ушел, потому что кровать у меня была односпальная, вдвоем спать неудобно. Утром я проснулась и вышла на балкон. Внизу перед домом стоял Павел Андреевич в одних шортах с полотенцем на шее. Он меня увидел, сказал, что все еще дрыхнут, и предложил пойти искупаться в озере. У них там прекрасное озеро в лесу метров за триста. Я надела купальник, взяла полотенце, и мы с ним пошли. Когда пришли на озеро, Павел Андреевич предложил купаться голыми. «Никого нет, а я полюбуюсь прелестями своей потенциальной родственницы», - пояснил он мне. Он первым разделся догола и пошел в воду.

Я не стала ломаться, сняла купальник и пошла за ним. Мы поплавали. Когда выходили из воды, он обнял меня сзади, нежно погладил груди, животик, лобок. Поинтересовался, удовлетворяет ли меня Вовка как мужчина. Я сказала, что люблю его, и он меня полностью удовлетворяет. Потом мы улеглись рядышком на солнышке. Павел Андреевич взял мою руку и положил себе на хуй. Я стала перебирать его яички, потом села и стала подрачивать его хуй. Он поинтересовался, беру ли я в ротик. Я оголила его залупу, взяла ее в рот и стала делать минет. Он все не возбуждался, а потом как-то сразу у него встал. Он положил меня на спину, и мы очень хорошо поебались. Павел Андреевич сказал, что я хорошая девочка, что он рад за своего сына, потому что я умею доставить радость мужчине, и обещал устроить меня к себе на фирму с хорошей зарплатой.

- Ну, Люсенька, тебе повезло, так повезло, - продолжал комментировать Сережка.

- Когда мы вернулись с озера, на газоне перед домом Саша, это зять Павла Андреевича, играл с дочкой. Павел Андреевич остался с ними, а я поднялась к себе. С непривычки я перепутала комнаты и открыла не свою дверь. Потом я поняла, что это комната Аркадия. Там Аркадий ебал Аллу. Она закинула ему ноги на поясницу и громко стонала. Я тихонько прикрыла дверь. После завтрака, когда мы еще сидели за столом, Павел Андреевич попросил Зину через полчаса принести ему кофе с молоком в его кабинет. Вовка наклонился ко мне и прошептал мне в ухо, что его папа ебет Зину. Аркадий предложил пойти в лес за грибами. Никто не выразил желания. Вовке надо было поехать заправить машину. Мы пошли с Аркадием вдвоем. Грибов мы не набрали, но он дважды меня поебал.

- Весьма насыщенная программа визита, - продолжал комментировать Сережка.

- К вечеру Вовка повез меня в лагерь, - продолжала Люська. – Я ему рассказал, что видела, как Аркадий ебал Аллу. Он не удивился. Оказывается он тоже ебет свою сестру. У нее повышенная сексуальная потребность. Она давно совратила своего младшего брата, и он уже много лет ебет ее. Когда она училась в университете, к ним в дом постоянно приходили ее сокурсники и она ебалась с ними. Саша – один из ее сокурсников. Я спросила, знает ли Софья Николаевна, что Павел Андреевич ебет Зину. «Конечно, знает, - ответил он, - и даже поощряет это. Она и сама не теряется. У нее сейчас молодежный период. Она раньше в университете математику преподавала. Так теперь репетиторством занялась. У нее пять-шесть оболтусов занимаются, причем не разом, а поодиночке, и она со всеми ебется. Войдешь к ним, мама что-то объясняет своему ученику, а сама его за хуй держит, а он у нее между ног рукой шарит. Она так привыкла к этому, что не считает это чем-то необычным».

- Вот бы у такой учительницы позаниматься, - мечтательно сказал Сережка.

- Тебя что, на старух потянуло? – поинтересовалась Люська.

- Да это я так, - стал оправдываться Серега.

- Ладно, мальчики. На сегодня урок закончен. Я еще научу вас клитор лизать и вообще ласкать женщину, а сейчас идите.

Вечером были танцы. Ко мне подошла девочка лет двенадцати из Люськиного отряда.

- Саша, можно тебя пригласить?

- Конечно. Пойдем.

Мы стали топтаться под музыку.

- Тебя как зовут? – спросил я

- Нина. А тебя Саша, мне девочки сказали. Ты мне понравился, а они смеются. Говорят, он на такую соплюшку внимания не обратит. Вот пусть теперь они от зависти сдохнут.

- Правильно. Давай изображать влюбленную пару, чтобы твои подружки от зависти слюнями захлебнулись.

Я прижал ее к себе и стал возбуждаться. Она почувствовала что-то длинное и твердое, прижатое к ее животу.

- Саш, у тебя что-то за пояс засунуто, да? – спросила она.

- Ничего у меня не засунуто. А почему ты спрашиваешь?

- Ну, я же чувствую, мне в живот что-то твердое упирается.

- Это мой хуй. У каждого мужчины он возбуждается и становится твердым, если мужчине нравится женщина. Вот мы с тобой танцуем, он и возбудился.

- Значит, я тебе нравлюсь?

- Конечно, нравишься. Это на словах можно обмануть, а чувства не обманешь. Видишь, как он тебя чувствует?

- Вижу, - сказала она, плотно прижимаясь ко мне и поглаживая рукой вдоль моего стержня. – Саша, какой он у тебя длинный.

- Это ты ему так понравилась, что он тянется к тебе.

- Миленький, - прошептала она, поглаживая вздувшийся бугор на брюках. – Ты мне его покажешь?

- Обязательно покажу.

После танцев мы пошли к волейбольной площадке и там сели на скамейку.

- Ой, я забыла, - сказала Ниночка и стала стягивать с себя трусы.

- Ты чего делаешь? – поинтересовался.

- Трусы снимаю.

- Зачем?

- А если ты захочешь меня пощупать. Девочки сказали, что на свидания надо ходить без трусов.

- Ты хочешь, чтобы я тебя пощупал?

- Да, хочу.

Я залез к ней под платье и стал поглаживать ее голенький лобок. Потом пальцами раздвинул щелку, нащупал то место, где должен был быть клитор и стал его осторожно поглаживать. Через некоторое время Ниночка глубоко задышала, прижалась к моему плечу и тихонечко застонала. Она испытала оргазм.

- Уже поздно, пойдем, я тебя провожу до отряда.

Мы потихоньку пошли к их домику. На нас налетела Люська.

- Логинова, мы тебя обыскались. Саша, спасибо, что привел ее. Где ты ее нашел?

- Да мы просто погуляли немножко.

- Тоже мне сладкая парочка. Ниночка, марш спать.

На следующий день, когда мы пришли на нашу поляну, Люська уже была там. Одеяло было расстелено.

- Мальчики, женщину к сексу надо подготовить, чтобы у нее выделилась смазка, иначе вы будете ее драть по сухому, а это ей неприятно. Вот сейчас, ты Володя, погладь мои сисечки, Сашенька поиграет с клитором, а Сережа погладит мне жопу и анус. Вот так, молодцы. Сегодня кто будет первый? Володя, ты у нас самый опытный. Ты с сестренкой-то долго общался?

- Это давно было. Нас сразу застукали, надавали по попам и ее увезли.

- Ничего, сейчас мы наверстаем упущенное. Давай, Володя, вставляй.

Володя вставил в Люську свой дрын и стал двигать задом.

- Вот вы чем тут занимаетесь? – раздался голос нашего физрука. - А ну, кыш отсюда.

Мы рванули в кусты и стали наблюдать.

- Ну что, Люсьен, на малолеток потянуло? А если жених узнает? На карту поставлена семейная жизнь. Что будем делать?

- Будем ноги раздвигать, - ответила Люська.

- Правильно оцениваешь ситуацию. Только сначала пососи мне.

Он спустил штаны и вывалил свой вялый орган. Люська встала перед ним на колени, взялась за него и оголила залупу.

- Фу, какой запах противный, - воскликнула она, - Сергей Михайлович, вы бы хоть хуй помыли. Разит, как из помойки. Вы же интеллигентный человек.

- Ты мне нотации не читай. Не я с малолетками ебусь. Еще меня чистоплотности учить будет. Оближи и соси.

Люська обтерла залупу носовым платком, плюнула на платок, еще раз вытерла залупу и взяла ее в рот. Потом физрук лег на нее и долго дрючил. Когда он ушел, мы подошли к Люське. Она сидела на одеяле голая и несчастная. Увидев нас, она встрепенулась.

- Мальчики, продолжим прерванный урок. Володя, ты не спустил? Тогда ты первый.

Мы по очереди спустили в Люську и пошли в лагерь.

Перед ужином я зашел в наш домик. Перед ним была удобная скамейка со спинкой, и на ней сидел Люська. Окно у нас было открыто, и я увидел, как к Люське направляется наш физрук. Я случайно подслушал их разговор.

- Привет, Люсьен, - сказал он, подходя к скамейке и усаживаясь рядом с Люськой.

- Привет, если не шутишь, - отозвалась Люська.

- Люсенька, ты не держи на меня зла. Ну, подумаешь, перепихнулись разок. И насчет этих малолеток, никому я ничего не собираюсь рассказывать. Ебись с ними, если тебе это нравится. Просто подвернулась возможность засадить тебе, вот я и воспользовался. Но, честно признаюсь, ты не в моем вкусе. Мне нравятся мясистые девки. Вы бабы всегда все про всех знаете, может, ты мне поможешь. Я знаю, что здесь уже все пристроились. Мне бы какую девку помясистей, не подскажешь? Не знаешь, нашу врачиху кто-нибудь ебет?

- Ее начальник лагеря ебет.

- Да ты что, то-то она такая неприступная. А из свеженьких никого не посоветуешь?

- Повариха Зинка, такая грудастая и жопастая блондинка, она у нас недавно, из наших ее еще никто не ебет. Она из соседней деревни приходит, но, думаю, и на ночь может оставаться.

- Люсенька, ты умница, это то, что надо. Ты приведи ее сегодня ко мне после ужина. У меня водочка есть. Если хочешь, и ты с нами посидишь.

- С моими подопечными не очень-то посидишь. Приведу я ее к тебе.

- Ладушки. Не обижайся на меня. Ну, подумаешь, спустил разок. До встречи.

Вечером я опять танцевал с Ниночкой, а потом мы сидели на скамейке у домика, в котором располагался их отряд. Я опять пощекотал Ниночке клитор, и она испытала оргазм.

- Саша, ты обещал показать мне его, - кивнула она на мою ширинку.

От мысли, что я сейчас буду показывать хуй молоденькой девочке, я быстро возбудился и вывалил из штанов своего двадцатисантиметрового ужа. У Ниночки широко раскрылись глаза.

- Какой большой. Я видела письки у ребят из нашего отряда, они вот как этот палец, хотя тоже стояли. Мы с девчонками подсматривали, как ребята сели в кружок и дрочили друг другу. Саша, ты сказал, что я тебе нравлюсь, но такой большой хуй в меня не войдет.

- Конечно, не войдет. Ты же еще маленькая. Вот ты подрастешь, писечка у тебя станет побольше, губки потолще, тогда мы с тобой будем ебаться. Тебе будет так хорошо, что ты будешь стонать от удовольствия.

- Как мама?

- А ты слышала, как мама стонет, когда ебется?

- Много раз. У нас многие девочки уже ебутся с одноклассниками, а я хочу с тобой, - сказала она, не выпуская из рук мой член.

- А со старшим ребятами ваши девочки ебутся?

- Да, вот Маринка, такая полная рослая девочка, ее деревенские ребята ебут и за это на лошади верхом катают. Потом Раечка. Да половина девочек уже ебется со взрослыми ребятами. Может и нам попробовать?

- Ниночка, был отбой, а ты чем здесь занимаешься? Марш в палату, - раздался голос незаметно подошедшей к нам Люськи.

Ниночка убежала, а Люська села ко мне на скамейку, взялась рукой за мой хуй и стала его тихонечко подрачивать.

- Ты что, хочешь ей целку сломать?

- Это она в меня влюбилась и предлагает заняться с ней сексом, а я убеждаю ее, что она еще маленькая, а у меня все очень большое и не поместится в ней.

- Точно не поместится, - промолвила Люська, глядя на мой хуй, - тебе Сашенька одного раза в день мало, вишь как возбудился, как пружина дрожит. Пойдем я тебя успокою.

Она, не выпуская из руки мой хуй, пошла к столу для настольного тенниса, который располагался рядом с домиком ее отряда. Она сняла трусы, легла на стол и прижала к груди согнутые в коленях ноги. Я спустил штаны, вдул ей и стал энергично двигать задом. Боковым зрением я заметил, что девчонки прильнули к окнам и наблюдают за нами, а пять или шесть из них выбежали на террасу и во все глаза любуются, как ебут их вожатую. Когда мы кончили, Люся трусами вытерла помежность.

- Спасибо тебе, Сашенька.

- Это тебе спасибо.

- Приходите завтра на поляну. Придешь?

- Конечно, приду.

- Одного раза вам мало. Договоримся о дополнительном сеансе. Спокойной ночи.

Она направилась к своему домику, а девчонки прыснули по комнатам.

Утром после завтрака я сидел возле столовой на скамейке, когда ко мне подошла и села рядом на скамейку Ниночка. Она была очень расстроенная и готова расплакаться.

- Саша, ты теперь женишься на Люське?

- Почему ты так решила?

- Ты ебал ее, значит должен на ней жениться.

- Тебе это приснилось?

- Нет, мы с девочками своими глазами все видели, как ты ее на теннисном столе пилил.

- Ну и что? У Люси есть жених, и она за него выйдет замуж.

- А почему она тебе дает?

- Ниночка, в жизни так бывает. Ты мне вчера рассказывала про ваших девочек, которые ебутся с ребятами. Они же с разными ребятами это делают.

- Но это не женихи.

- Не только жених или муж обязательно единственный мужчина у женщины. Вот твоя мама всегда трахается только с папой?

Она задумалась.

- Нет, не всегда. Папа как-то пошел на день рождения к своему сослуживцу, напился там, его двое мужиком привезли домой. Они уложили папу на кровать, мама легла с ним рядом и они по очереди ее поебали, причем один из них дважды. А на день рождения папы он пригласил домой шестерых сослуживцев. Двое из них старенькие, а остальные еще не старые. Так пока они в комнате пьянствовали, эти четверо по очереди маму на кухне поебали прямо при мне. Мама села на кухонный стол, прислонилась спиной к стенке и обхватила колени руками, мужики ее в таком положении дрючили. Мама как будто притягивает мужиков. К нам газовщик пришел, что-то смотрел, по трубам стучал, потом какие-то бумаги писал. А потом маму раком стал ебать. Сосед наш дядя Семен, как придет к нам за солью или за спичками, обязательно маму поебет. Папа футбол по телику смотрит, а дядя Семен на кухне задерет маме подол и дрючит. Мама много абортов сделала.

- Ну, вот видишь, жених или муж это ничего не значит, у женщины еще может быть много любовников.

- Значит, когда я подрасту, мы будем с тобой ебаться?

- Обязательно. Пойдем в беседку около стадиона, я тебе клитор пощекочу, а ты с моим дурачком поиграешь.

- Ой, правда? Пойдем.

Мы отправились с ней в беседку и там я довел Ниночку до оргазма. Потом она поиграла с моим хуем, продолжая удивляться его величине.

- Саша, ну давай попробуем, может войдет, - попросила она.

Я приложил залупу к ее щелке и слегка надавил.

- Нет, не войдет, - решила Ниночка.

- Зато ты можешь сказать девчонкам, что пробовала ебаться со взрослым мальчиком. Ниночка, а ты могла бы познакомить меня с девочкой, которая уже ебется со взрослыми ребятами?

- Ты хочешь ее поебать?

- Да, я хотел бы попробовать, а то у меня кроме Люськи никого не было.

- Подожди здесь, я сейчас Маринку приведу.

Она убежала и минут через десять вернулась с рослой полной девочкой.

- Саша, Это Марина, про которую я тебе рассказывала.

- Здравствуй, Марина. Ниночка, пойди в отряд, я хочу с Мариной наедине поговорить.

- Я хочу посмотреть, - заупрямилась Ниночка.

- Ты ничего интересного не увидишь. Мы просто поговорим.

Ниночка надула губки и ушла.

- Нина сказала, что ты с деревенскими ребятами занимаешься верховой ездой.

- Понимаешь, это не совсем верховая езда, вернее не только езда. Но я не могу об этом рассказывать. Меня предупредили, чтобы я никому не рассказывала.

- Но я же никому не расскажу о нашем разговоре.

- Никому? Поклянись.

- Клянусь, - сказал я, поднимая руку в пионерском салюте.

- Ладно. Понимаешь, четверо деревенских ребят, они уже взрослые, решили организовать свой бизнес. Они устраивают верховую езду для желающих.

- Ну, и что же здесь необычного? Ты одна едешь на лошади?

- Нет. Парень сидит в седле, я сажусь к нему лицом. Он меня надевает на свой хуй и мы трогаемся Так приятно. Метров через сто я спускаю. И со стороны никто не замечает, что мы ебемся.

- А как же вы вдвоем в седле помещаетесь?

- А это такое большое самодельное седло, они его из металлической арматуры и старых телогреек сделали и накрывают ковриком. Скакать в нем наверно неудобно, вот ездить вдвоем хорошо. Там есть такие маленькие спинки, можно на спину отклоняться. Некоторые девочки садятся спиной к мужчине, им так легче вставлят.

- Ты одна этим спортом занимаешься?

- Нет, еще одна девочка из нашего отряда, ее Рая зовут. А из старшего отряда туда семь или восемь девочек приходят. Они не все сразу приходят, а по очереди, чтобы незаметно было их отсутствие в лагере. Из деревни девчонки приходят и на машинах приезжают девушки и взрослые женщины.

- А из мужчин только эти четверо деревенских?

- Нет, что ты. Туда приезжает много парней и мужчин. Там всегда три-четыре машины стоит. А лошадь-то всего одна, в выходные две. Вот все и ждут своей очереди. Деревенские ездят только когда других мужиков нет. Я уже с девятнадцатью мужиками каталась, - гордо похвасталась она.

- А где это происходит?

- Дорогу в сторону деревни знаешь? Километров в двух справа в лесу есть большая поляна. Там все и происходит.

- А мне можно там покататься?

- Не знаю. Понимаешь, для женщин это бесплатно, а с мужиков они деньги берут.

- Сколько?

- Я точно не знаю, по-моему, сто рублей. Но за нас с Райкой, как за малолеток, они больше берут.

- Марин, у меня все время стоит, давай я тебе вставлю, - попросил я, доставая свой инстумент.

- Ой, длинный какой. Я позавчера с одним военным каталась, у него тоже был такой же длинный. Я с ним два раза спустила. Саш, только ты осторожно двигай, а то проткнешь меня насквозь.

Она прислонилась к столбу, и я поебал ее стоя.

Я рассказал своим друзьям о занятиях верховой ездой, которой занимаются некоторые девочки из нашего лагеря. Они выразили бурное желание заняться этим необычным видом спорта, но я охладил их пыл, сообщив, что для лиц мужского пола эта услуга платная. Это для взрослых сто рублей не деньги, а нам-то где их взять.

После завтрака мы пошли искать поляну, про которую рассказала Марина. Когда мы пришли, там уже были два парня из соседней деревни с дохленькой лошаденкой под седлом и стояла иномарка, возле которой прохаживались трое молодых мужиков. Мы устроились в кустах и стали наблюдать. Вскоре появились две девочки из нашего лагеря, из нашего старшего отряда. Мы хорошо их знали. Оля и Света казались нам очень скромными и совершенно недоступными девочками. Один из парней у иномарки в спортивном костюме подошел к организаторам шоу, отдал им деньги и взгромоздился в седло. Света под платьем сняла трусы, отдала их Оле и направилась к лошади. Парень, который держал повод, помог ей взобраться в седло. Света устроилась лицом к мужчине, сидящему в седле, и тот стал приподнимать ее, удерживая за бока и насаживая на свой хуй, который уже торчал у него вертикально вверх. Парень передал мужчине повод, и они тронулись. Света обхватила мужчину за шею и стала двигать тазом. Они стали удаляться в сторону леса. Когда они возвратились, один из парней принял повод и помог спуститься на землю сначала Свете, потом ее партнеру. Света подошла к другому парню, он оторвал ей от рулона бумажное полотенце. Она направилась в нашу сторону, зашла за кустик и стала полотенцем вытирать промежность. В это время другой мужчина расплатился и взобрался на лошадь, а Оля сняла трусы, положила их вместе со Светиными трусами на траву и направилась к лошади. Парень помог ей взобраться в седло. Оля села спиной к мужчине и навлонилась вперед. Мужчина вставил в нее сзади и они поехали в сторону леса. Пока они занимались верховой ездой подъехали две иномарки. В одной приехали четверо молодых мужчин, а в другой две молодые женщины интеллигентного вида. Когда Оля со своим партнером вернулась, она тоже вытерла перед нами свою промежность, и они со Светой отправились в лагерь. В это время уже нарисовались Марина с Раей из среднего отряда. Они уселись рядом с парнем, который выдавал бумажные полотенца. Третий парень из троицы, приехавшей на первой иномарке, пожелал покататься с Раей. Ему объяснили, что это будет вдвое дороже. Его это не смутило. Раечку насадили на его хуй и отправили в недалекое путешествие. Потом первая иномарка с мужчинами отчалила, а приехавшие женщины по очереди покатались со всеми мужчинами, включая деревенских парней. Марину и Раю тоже периодически сажали на хуй и катали. Мужчины из иномарки постелили большое покрывало, заставили его выпивкой и закуской и пригласили всех к столу. Так что ожидание своей очереди для верховой езды для участников мероприятия не было скучным и утомительным. Время приближалось к обеду и мы побрели в лагерь.

После обеда мы пришли на нашу поляну и по очереди поебали Люську.

- Мальчики, одного раза в день вам мало, я в этом убедилась, - сказала она, вытирая какой-то тряпкой свою промежность. – Сегодня после ужина приходите на стадион. Там возле забора такие густые кусты, знаете? Вот туда приходите, мы еще поебемся.

После ужина мы собрались в кустах за стадионом. Вскоре появилась Люська с одеялом.

- Ой, как здесь сыро. Давайте стоя. Володя, ты готов?

Вовка снял штаны и подошел к ней. Люська расставила ноги и направила в себя Вовкин хуй. Вовка ухватил ее за бедра и стал яростно двигать задом, а Люська обхватила его за шею. Потом ее поебали я и Сережка, и она с каждым из нас спустила.

- Мальчики, я прямо не ожидала, что будет так хорошо. Я три раза спустила. Вы молодцы. Надеюсь, я вас тоже не разочаровала?

- Людочка, ты нам как родная, - за всех ответил Сережка. – Мы так тебе благодарны.

- Ладно, мальчики, а то я сейчас расплачусь. Вы думаете, что я оторва. Нет, я к вам очень привязалась, вы мне очень дороги. Ебля еблей, но вы мне и так очень нравитесь. Вы замечательные ребята. Ладно, я пойду, а вы минут через пять тоже двигайте туда.

Вечером я танцевал с Ниночкой.

- Ты ебал Маринку? – спросила она.

- Да, но это ничего не значит.

- Как не значит, если ты меня больше не любишь.

- Почему ты решила, что я тебя больше не люблю?

- Я же чувствую, - прошептала она, показывая глазами вниз.

- Ниночка, вот это ничего не значит. Он же не может всегда стоять. Я немножко устал. Могут быть и другие причины, по которым он не стоит.

- Значит ты меня любишь? Ты дашь мне поиграть с ним?

- Ну, конечно. После танцев мы пойдем в нашу беседку.

Мы так и сделали. Я погладил Ниночке клитор, она спустила и потом долго играла с моим хуем.

На следующий день после завтрака мы опять пошли на поляну для верховой езды. Там было гораздо больше народу. Стояло шесть иномарок. Было накрыто два стола, ну не стола, а покрывала. Было много мужчин, четыре женщин, приехавшие на двух машинах и три девочки из нашего лагеря. Привели еще одну лошадь. Уезжать в лес стали по две пары. Некоторые соревновались, кто скорее спустит. Две из приехавших женщин садились на лошадь спиной к мужчине и наклонялись вперед. Мужчины вставляли им сзади. В этой позе они и гарцевали, мужчина слегка отклонившись назад, а женщина низко склонившись вперед.

На обратном пути мы решили сократить путь и полезли через забор. Вовка с Сережкой это проделали легко, а я сорвался и пропорол себе бедро с внутренней стороны рядом с яйцами. Рана была не очень серьезная, но сильно кровоточила. Мы пошли в медпункт. Там никого не было. Мы стали по очереди заглядывать в комнаты. Когда мы открыли третью дверь, то увидели, что там начальник лагеря на кушетке ебет нашу врачиху. Начальник со спущенными штанами энергично двигал задом, а всегда строгая и немного высокомерная Наталья Николаевна закинула ему ноги на спину и не менее энергично подмахивала ему тазом. Мы довольно долго наблюдали за ними. Они этого не замечали, потому что расположились ногами к дверям. Но, видимо, Наталья Николаевна, что-то почувствовала, потому что она выглянула из-за плеча своего партнера и увидела наши рожи в двери.

- Закройте дверь, - строго сказала она.

Мы закрыли дверь и уселись на лавку в коридоре. Через несколько минут вышел начальник. Он строго оглядел нас и ушел, ничего не сказав. Мы снова открыли дверь. Там Наталья Николаевна в расстегнутом халате на голое тело, широко расставив ноги и слегка согнув их в коленях, наклонившись, вытирала полотенцем свою промежность. Она не заметила нас.

- Можно? – спросил Сережка.

Наталья Николаевна подняла голову.

- Господи, вам же сказали подождать в коридоре.

Мы закрыли дверь и уселись на лавку. Минут через пять дверь открылась и нарисовалась Наталья Николаевна.

- Что у вас случилось?

- Вот он ногу пропорол, - указывая на меня, сообщил Сережка.

- В каком месте?

- Вот здесь, - ответил я, показывая на пах.

- Это очень серьезно. Надо было сразу идти в медпункт.

- Мы сразу и пришли, - ответил Вовка, - но Вы были заняты.

- Сейчас не об этом. Тебя как зовут? – обратилась она ко мне.

- Саша.

- Саша, проходи в кабинет и ложись на кушетку. Так, спусти штаны и трусы тоже, мне надо исследовать рану.

Я лег на кушетку и спустил штаны вместе с трусами. Мои друзья стояли тут же.

- Согни ноги в коленях и разведи их в стороны. Так, серьезные сосуды, слава богу, не задеты. Сейчас я обработаю рану, и надо будет пару дней полежать в лазарете. Я понаблюдаю за тобой. Вы, мальчики сообщите своему начальству о происшествии и что Саша на несколько дней госпитализирован, - сказала она, обращаясь к Вовке и Сереге.

Она стала обмывать и протирать рану, смазывать ее йодом. При этом она невольно трогала меня за яйца, отводила в сторону член. От этих манипуляций он у меня быстро встал.

- Больной, Вы ведете себя неприлично, - сказала она улыбаясь. – Мальчики, вы можете идти, ваш товарищ на пару дней госпитализирован.

Вовка с Сережкой ушли.

- Какие у тебя замечательные мужские половые признаки, - сказала она, взяв в руку мой член и слегка его подрачивая. - Ты его уже вставлял девочкам?

- Да.

- И давно ты этим занимаешься?

- Нет, только здесь, в лагере.

- Как интересно. И кто же эта девочка? Я никому не расскажу, мне это как врачу интересно, я умею хранить врачебную тайну.

- Мы втроем ебем вожатую Люську.

- Только не ебем, а занимаемся любовью. А Люся молодец, трех ребят мужчинами сделала. У нее же жених есть, он к ней часто приезжает. Как же она решилась на связь с вами?

- Она не решалась. Она загорала в лесу, а мы решили ее, ну, Вы понимаете. Мы с Сережкой держали ее за руки, а Вовка ей вставил. Она нас по голосам узнала. Ну, а потом она уже нам сама давала.

- Сашенька, ты так напрягся, - сказала она, продолжая дрочить хуй, - тебе надо разрядиться. Давай смажем головку вазелином.

Она смазала мою залупу вазелином и стала гонять шкурку, через минуту я несколькими порциями выплеснул заряд спермы.

- У тебя очень яркий оргазм. Это замечательно, - сказала она, вытирая бумажной салфеткой сперму с моей груди и живота. – А больше у тебя ни с кем контактов не было?

- С Маринкой из среднего отряда.

- Это такая рослая девочка? Да, у них в отряде четыре девочки с прорванными плеврами. Причем одну отчим изнасиловал. Бедная девочка. А вот у Марины и еще у одной девочки, ее Раей зовут, я при осмотре обнаружила признаки постоянных половых связей, причем со взрослыми мужчинами. Я уж про старшую группу не говорю. Там почти все такие. Где они умудряются находить приключения на свои писечки?

- Они с местными ребятами встречаются.

- Откуда ты знаешь?

- Маринка рассказывала.

- Мне она ничего не говорила. Вот забеременеют девчонки, представляешь, сколько звону будет? Родители все руководство лагеря в суд потащат. Люся-то не боится от вас понести? Хотя у нее жених есть, на него спишет. Давай, Сашенька, вот так без трусов перейдем в изолятор.

Мы перешли в другую комнату, где стояло четыре кровати, и Наталья Николаевна уложила меня на одну из них.

- Отдыхай, я тебе обед сюда принесу.

Через час с небольшим она принесла мне обед. Я стал его поглощать, сидя с голым задом около тумбочки. В палату заглянул начальник лагеря.

- Наталья Николаевна, мне надо с Вами поговорить, - сказал он.

- Саша, ты обедай, я скоро вернусь, - сказала Наталья Николаевна и ушла.

Минут через двадцать она вернулась раскрасневшаяся.

- Пообедал? Давай я посуду отнесу.

Я остался один. Часа через два появилась Наталья Николаевна.

- Давай-ка посмотрим твою рану.

Она села ко мне на кровать и откинула одеяло. Я согнул ноги в коленях и развел их в стороны. Она одной рукой взяла меня за член, а другой отвела в сторону яйца и нагнулась над раной.

- Кажется, ничего страшного, дня через два все заживет. А у тебя опять встал, - сказала она, двигая по стволу рукой. – Мы же только что его успокаивали. Какой он у тебя неугомонный. Опять дрочить его мы не будем, давай его по- другому успокоим. Подвинься, я лягу с тобой.

Она легла рядом, расстегнула халат и положила мою руку себе на лобок.

- Ты уже большой мальчик и знаешь, что надо делать.

Я погладил ее живот, груди, полез пальцами в ее щель, Потом лег на нее и мы поебались. Она тоже спустила, потом мы долго лежали молча.

- Сашенька, я пойду сына навещу, он у меня в младшем отряде. А потом принесу тебе ужин.

- А если начальник придет?

- Ты что, ревнуешь? Он не придет. Он один раз в день приходит, да и то не всегда. Это его сегодня что-то разобрало. Завтра суббота, а по выходным ко мне муж приезжает. Я буду исполнять супружеский долг.

- Вы любите своего мужа?

- Это ты опять про начальника? Сейчас о любви уже не стоит говорить. У нас семья, Я удовлетворяю своего мужа как женщина. А все, чего мне не хватает, я могу найти на стороне. Вот мне захотелось попробовать молоденького мальчика, я с тобой потрахалась. Мне очень понравилось. Будет желание, я и под твоих друзей лягу.

- Сказать им?

- Не надо. Мне тебя достаточно. Но теперь я каждую смену буду выбирать себе хорошего интеллигентного мальчика. Это приятно и полезно для здоровья. Отдыхай до ужина.

Потом она покормила меня ужином и сказала, что ляжет спать здесь же на койке рядом с моей.

- А мы можем сдвинуть койки? - спросил я.

- Мне понравилось твое предложение, но реализовать его мы не сможем. Если кто-то войдет или в окно увидит сдвинутые койки, как мы это будем объяснять?

После ужина пришли Вовка с Сережкой. Рассказали, как ебали Люську. Сожалели, что меня не было.

- Ничего, выйдешь, наверстаешь, - успокаивали они.

- А у врачей, наверно, все чувства атрофировались, - философствовал Сережка. – Вот ты лежишь перед Натальей Николаевной с голым стоячим хуем, а она на это никакого внимания не обращает, для нее это просто посторонн


Популярное видео